Записаться на курсы!
АНО "Родительский Дом"  | Научно-методический центр "Перинатальная психология"
О проекте  | Cпециалисты  | Контакты  | +7 (495) 772–69–26
Центр перинатальной психологии Марины Ланцбург
Образовательные программы по перинатальной психологии Образовательные программы по раннему возрасту Специальные программы

Перинатальная психология для специалистов

     |   |   |   |   |   
     

Подписаться на новости по перинатальной психологии

Школа для Пап и Мам
Школа для Пап и Мам
Планирование беременности. Курсы подготовки к родам. Психологические консультации.

Репродуктивная мотивация и эмоциональное состояние женщин во время беременности

А.В. Левченко, Е.В. Галкина, журнал «Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 3: Педагогика и психология, 2013»

Аннотация. В данной статье анализируется вопрос о репродуктивной мотивации и эмоциональном состоянии среди будущих матерей. Указано, что различные репродуктивные мотивации могут носить конструктивный и деструктивный характер. Беременность – это критический период в личностном развитии женщины, этап серьезного пересмотра жизненных перспектив. Совокупность личностных и социальных конфликтов, переживаемых современной женщиной, затрудняет, иногда обостряет адаптационный процесс к состоянию беременности.

Представлены результаты исследования ценностей беременных женщин, которые обратились за помощью в Центр планирования семьи. В ходе анализа психоэмоционального состояния женщин, беременных впервые и находящихся в III триместре беременности, выявлено, что процесс вынашивания ребенка сопровождается повышенной тревожностью за будущего ребенка и предстоящие роды. Преобладает тревожный тип гестационной доминанты беременной женщины.

Обосновывается необходимость психопрофилактической и коррекционной работы с первородящими беременными женщинами.

Ключевые слова: репродуктивная мотивация, ценностные ориентации, беременность, тип гестационной доминанты, эмоциональное состояние, тревожность.

Сегодня наблюдается изменение репродуктивного поведения женщин и привычных представлений о роли матери. «Объективная» ситуация, в условиях которой принимается решение о рождении ребенка, достаточно исследована на сегодняшний день. Менее изученной оказывается «субъективная», смысловая сторона проблемы (например, ситуация желанности рождения детей). По словам Р. Инглхарт, в Европе, как и во многих других регионах, происходят поколенческие изменения, в обществе акцентируется тема качества жизни, когда на первое место выдвигаются ценности свободы индивидуального выбора жизненных стилей, самовыражения [1]. Сегодня для человека является важной реализация заложенного в него потенциала. Современный потенциальный родитель (не имеющий пока детей, но находящийся в репродуктивном возрасте) стремится развиваться для достижения так называемой «полноты собственной жизни». Европейская тенденция рождения первенца в семье молодоженов в возрасте 30 и более лет сегодня стала и российской реальностью. Аспекты, связанные с рождением детей, естественные и очевидные для старшего поколения в рассуждениях нынешней молодежи перемешиваются с ощущением страха, с чувством, что должна быть «своя жизнь» и в ней нужно сделать что-то, зачастую не связанное с детьми [2]. Мы можем заключить, что дети как бы противопоставлены «жизни для себя», интересному общению, открытости миру, где ждут путешествия, друзья. Кроме того, вопрос о планировании семьи для родителей сводится также к возможности дать достойное развитие (дополнительные занятия, кружки, секции) и материальный достаток хотя бы одному ребенку. Однако мы стоим на позиции, согласно которой ребенок не является действительно серьезной преградой на пути самореализации: среди успешных людей есть немало молодых родителей, гармонично распределяющих ресурсы времени и родительской заботы. Кроме того, многие родители отмечают, что именно ребенок является для них источником вдохновения, потенциалом для движения вперед как в личностном, так и в карьерном плане.

Мотивационная сфера будущей матери – это важное звено в психологической сфере личности, она фокусирует в себе всю противоречивость и сложность современной социальной ситуации. Желание иметь ребенка и реализовать природное предназначение сегодня у российской женщины подкреплены возможностью воспользоваться материнским капиталом. В то же время перерывв ее профессиональной реализации подразумевает возможное снижение конкурентоспособности и, как следствие, самооценки [3].

Происходящая замена приоритетов и ценностей в пользу материального благополучия дает женщине лишь временное чувство самодостаточности в профессиональной области и внутренней самореализации, неизбежно отдаляя от предназначения быть матерью. Таким образом, совокупность личностных и социальных конфликтов, переживаемых современной женщиной, затрудняет, иногда обостряет адаптационный процесс к состоянию беременности.

Все это может повлиять на соматическое и психическое состояние беременной женщины. Комплекс противоречий детерминирует кризис идентичности как конфликт актуальных потребностей и мотивов. Известно, что беременность – критический период в личностном развитии женщины, этап серьезного пересмотра жизненных перспектив, который может сопровождаться внутриличностными конфликтами. Индикатором происходящих изменений может являться репродуктивная мотивация женщины [4].

Репродуктивные мотивации понимаются как совокупность внешних и внутренних движущих сил, побуждающих индивида к достижению разного рода смыслов и целей, обусловленных рождением ребенка [5; 6]. Цели и мотивы взаимозависимы, порождаются системой ценностных ориентаций личности как своеобразное ядро личности беременной женщины [7]. Считается, что различные репродуктивные мотивации могут носить как конструктивный, так и деструктивный характер [8; 9].

Конструктивные включают переживание беременности как способ принадлежности к семейной системе; стремление дать жизнь другому человеку с учетом его уникальности; выражение желания супругов иметь ребенка; стремление быть матерью при психофизиологической готовности женщины к материнству; потребность в заботе о ребенке и ощущении радости материнства.

Деструктивные репродуктивные мотивации отражены в отношении к беременности, как стремлении избежать одиночества; иметь существо, которое воплотит мечты матери; способ уменьшения дефицита любви к себе; способ сохранения отношений и удержания партнера в браке; оправдание социальныхожиданий; получение независимости от родительской семьи; вариант легализации брака; условие для социальных и материальных благ; отказ от прошлого или настоящего; сохранение собственного здоровья [9].

Психологические факторы, способствующие и препятствующие формированию конструктивной репродуктивной мотивации, недостаточно изучены, несмотря на значительное число исследований, посвященных становлению материнской ролевой идентичности. Вместе с тем важность изучения данного вопроса обусловлена необходимостью сохранения здоровья будущей матери и ребенка. Исследование проходило в Центре планирования семьи (ЦПС), функционирующем с 1996 года на базе МБУЗ «Центральная районная больница» в Апшеронском районе. Необходимо отметить, что планирование семьи – это совокупность медицинских, правовых, социально-экономических мероприятий, направленных на рождение здоровых детей, желанных для семьи, профилактику абортов, сохранения репродуктивного здоровья, достижения гармонии в браке. ЦПС занимается разъяснительно-просветительной деятельностью среди взрослого населения, а также подростков, учащихся учебных заведений района по вопросам анатомии и физиологии взрослеющего организма.

Структура ценностных ориентаций изучалась в анкетном опросе среди 42 беременных женщин, обратившихся в ЦПС. Возраст участниц – от 18 до 42 лет. Данный этап сбора эмпирического материала являлся первичным; использовалась шкала терминальных ценностей Рокича. Вопросы анкеты содержали перечень из 20 ценностей, оцениваемых по четырехбалльной шкале: 4 – очень важно, 3 – важно, 2 – не очень важно, 1- затрудняюсь ответить.

Анализируя структуру ценностных ориентаций беременных женщин, можно отметить, что для беременных характерна доминирующая направленность на материнство (ценность здоровья будущего ребенка отметили 92,3% опрошенных), эмоциональные отношения (ориентация на любимого человека – 74,7% и любовь – 60,9%), здоровье (здоровье близких – 66%, собственное – 47,1%), ориентация на атмосферу материального благополучия и комфорта (материальная обеспеченность – 40,4%, уют и комфорт – 40,1%). В меньшей степени во время беременности женщины ориентированы на духовное совершенствование и познание, на творчески ориентированную деятельность и реализацию замыслов, внесемейное общение и любовь к природе. Наиболее высокий балл был получен по ценности будущего ребенка, что свидетельствует о высокой материнской доминанте опрошенных.

Ориентация на ребенка не одинакова в разных группах женщин. Наиболее высокая ценность будущего ребенка зафиксирована у женщин 26–30 лет (91,8%) с высоким уровнем образования (85,7%) из расширенных семей, т.е. проживающих с родителями, братьями, сестрами, бабушками, дедушками, другими родственниками (100%). Эмоциональные ценности стоят на втором месте; наиболее высоко данную группу ценностей оценили: замужние женщины (81,7%) и состоящие в гражданском браке (71,2%) по сравнению с незамужними (30,4%); женщины с высоким уровнем образования (79,6%) по сравнению со средним (65,7%) и низким (60%); более молодые женщины до 20лет (76,1%) и 21–25 лет (79,7%) по сравнению с женщинами более зрелого возраста 31–35 лет (68%) и 36–42 лет (44,4%); более молодые женщины до 20 лет (76,1%) и 21–25 лет (79,7%) по сравнению с женщинами более зрелого возраста 31–35 лет (68%) и 36–42 лет (44,4%). Ценности здоровья (собственного, здоровья близких, будущего ребенка) стоят на третьем месте. Наиболее высоко ценности здоровья оценили: женщины с высоким (76,1%) и средним (62,1%) уровнем образования по сравнению с менее образованными (34,7%); женщины руководящих должностей (100%) по сравнению со студентками (42%) и рабочими (60%). На втором этапе исследования из совокупной выборки 42 женщин к дальнейшему участию были приглашены 15 беременных женщин в III триместре беременности: с 33 по 40 неделю беременности. С точки зрения вынашивания плода III триместр беременности является наиболее рискованным периодом, а, значит, эмоциональное состояние женщин в пренатальном кризисе требует психологического сопровождения. Средний возраст опрошенных во втором этапе исследования составил 28 лет; все они являются первородящими женщинами, не имеют опыта родовой деятельности. По уровню образования из всех респонденток с: высшим образованием – 46,7%; среднеспециальным образованием – 20%; средним образованием – 33,3%. Замужем – 73,3% женщин; не замужем – 6,7%; в гражданском браке – 20% испытуемых. В исследовании применялись следующие методики: методика «Тест отношения беременных»; «Личностная шкала проявлений тревоги» (Дж. Тейлор); опросник «Актуальное состояние».

С помощью методики И.В. Добрякова «Тест отношения беременных» мы определили тип психологического компонента гестационной доминанты женщины в периоде беременности, получив следующие результаты. Преобладание тревожного типа – ТПКГД – выявлено у 40% респонденток (6 чел.). Оптимальный тип – ОПКГД – был выявлен у 13,3% респонденток выборки (2 чел.). Преобладание эйфорического типа – ЭПКГД – свойственно 26,6% женщин (4 чел.). Гипогестогнозический тип – ГПКГД — диагностирован у 13,3% опрошенных во втором этапе исследования (2 чел.). Выраженность депрессивного типа – ДПКГД – выявлена у 6,7% беременных (1 чел.). Таким образом, для первородящих наиболее характерен тревожный тип психологического компонента гестационной доминанты (40%), что отчасти является подтверждением нашей гипотезы о том, что беременность первородящих сопровождается тревожностью и беспокойством. Тревожный тип ПКГД как наличие высокого уровня тревоги у беременной влияет и на ее соматическое состояние. Тревога является оправданной при наличии острых или хронических заболеваний, дисгармоничных отношений в семье, неудовлетворительных материально-бытовых условий и прочего. Однако некоторые беременные женщины склонны переоценивать имеющиеся проблемы, другие же не могут объяснить, с чем именно связана тревога, постоянно испытываемая. Эйфорический тип психологического компонента гестационной доминанты встречается у первородящих женщин нашей выборки в 26,6%. В этом случае женщины постоянно говорят о своей любви к будущему ребенку, а также регулярно напоминают о том, как им трудно, в связи с чем требуют от близких постоянного внимания. По сути, беременность – средство манипулирования для достижения собственных меркантильных целей. Часто такие женщины либо не посещают врачей, либо к советам специалистов прислушиваются выборочно. В дальнейшем родительские чувства будут несколько гипертрофированны, а конфликты с мужем, скорее всего, будут выноситься в сферу воспитания [8].

Оптимальный тип психологического компонента гестационной доминанты считается гармоничным и адекватным, встречается в нашем исследовании лишь в 13,3% случаев. Такой тип встречается, когда беременность желанна для супругов и отношения в их семье гармоничны. Женщина относится к беременности ответственно, без лишней тревоги, не отказывается от активного образа жизни. Она своевременно встает на учет в женской консультации, следит за здоровьем и с удовольствием занимается на курсах дородовой психопрофилактической подготовки. Став матерью, такая женщина будет ответственно подходить к воспитанию ребенка [10; 8]. Гипогестогнозический тип ПКДГ характерен женщинам двух категорий – студентам, когда беременность застает врасплох, или женщинам после 30 лет, увлеченным работой и часто занимающим руководящие должности. Вторая категория женщин беременность планируют, т.к. считают, что дальше ее откладывать нельзя из-за возможных проблем при родах. Обе категории респонденток не желают отказываться от сложившегося жизненного стереотипа, поэтому не торопятся встать на медицинский учет; они скептически относятся к психопрофилактической подготовке [11]. В нашей выборке таких женщин оказалось 13,3%.

Депрессивный тип психологического компонента гестационной доминанты был выявлен среди 6,7% беременных женщин выборки. Речь идет о резко сниженном фоне их настроения. Мечтавшая о ребенке женщина вдруг начинает говорить, что он ей не нужен или она не способна выносить и родить здорового младенца. Часто она боится, что умрет в родах либо что муж оставит ее, «изуродованную» беременностью. Иногда женщину преследуют ипохондрические идеи и идеи самоуничижения. Чрезвычайно важно своевременно выявить подобную симптоматику, направить женщину на консультацию к психотерапевту для определения характера депрессии, назначения лечения.

С помощью опросника «Личностная шкала проявлений тревоги» (Дж. Тейлор) было осуществлено изучение личностной тревожности беременных женщин, выражающейся в частоте и интенсивности проявлений тревоги, беспокойств и опасений. Полученные данные свидетельствуют, что у 40% первородящих женщин выборки преобладает высокий уровень тревожности, что может оказывать неблагоприятное влияние на течение беременности. Повышенный порог тревожности объясняется тем, что на протяжении всей беременности происходят глобальные изменения в организме женщины, которые отличаются неопределенностью и незнакомостью. Также стрессогенными факторами являются реакция социального окружения и необходимость менять привычный образ жизни – посещение женской консультации. Одним из самых сильных стрессогенных факторов беременности является страх перед родами, так как он включает в себя тревогу за свое здоровье (страх боли, страх возможной операции, тревога за реабилитацию после родов) и тревогу за исход родов. Доставляют неудобство и некоторые физиологические аспекты на данном сроке беременности [12]. 20% женщин показали средний уровень тревожности с тенденцией к высокому; еще 20% — средний уровень тревожности с тенденцией к низкому. У 13,3% женщин выявлен очень высокий уровень тревожности. Очень низкий уровень тревожности диагностирован лишь у одной женщины выборки (6,7%). Мы предполагаем, что среди женщин, которые уже имеют опыт родовой деятельности (повторнородящие), при дополнительном исследовании могут быть получены иные результаты, т.к. вышеназванные факторы в меньшей степени вызывают у них тревожность, не являются чем-то незнакомым. Опыт предыдущих родов вносит спокойствие и стабильность в психическую жизнь беременной женщины. Повторнородящие женщины готовы и к реакции социального окружения, и к физиологическим изменениям в организме, и к болевым ощущениям о во время самого процесса родов, так как знают, что все эти явления временные.

Рассмотрим результаты, полученные с помощью опросника «Актуальное состояние».

Один (6,7%) человек по шкале «Активация – Деактивация» имеет высокие оценки (60 и выше) и один человек (6,7%) имеет низкие оценки (40 и ниже). Остальные 13 респонденток (86,6%) по этой шкале набрали средние баллы. Высокие оценки по данной шкале говорят о готовности действовать, преодолевать трудности, о наличии стремления изменить ситуацию в желаемую сторону. Низкие оценки говорят о безинициативном отношении к текущей ситуации. По шкале «Эмоциональное возбуждение 53,3% (8 человек) респонденток имеют высокие оценки, что говорит об эмоциональном возбуждении, оживлении, напряжении, нервозности. Присутствуют неуравновешенное поведение, невоздержанное реагирование на изменение ситуации, эмоциональное саморегулирование неудовлетворительно. Низких оценок по данной шкале выявлено не было. Результаты других 7 испытуемых (46,7%) находятся в средних значениях этой шкалы.

Оценки по шкале «Самочувствие физическое» говорят о комфортном, при высоких оценках, либо дискомфортном, при низких оценках, физическом самочувствии. Высоких оценок по данной шкале выявлено не было, низкие оценки продемонстрировали 46,7% (7 человек) респонденток. У остальных респонденток нашей выборки диагностированы средние значения.

Шкала «Тонус» отвечает за ощущение физического тонуса. Высокие оценки, говорящие об ощущении бодрости, повышенной работоспособности, энергии, выявлены лишь у 1 человека (6,7%). Респонденток с низкими оценками – более половины, а именно 60%. То есть большинство беременных женщин выборки в III триместре беременности ощущают вялость, инертность, утомление, заторможенность, снижение работоспособности. 6 респонденток отмечают у себя тонус в пределах нормы. Аналогичная ситуация наблюдается и по шкале «Спокойствие – Тревога». Низкие оценки у 60% респонденток говорят о том, что психическое состояние первородящих женщин часто сопровождается тревогой, неблагоприятными предчувствиями, переживанием беспокойства, ощущениями возможной угрозы. Высоких оценок, отвечающих за уверенность в благоприятном развитии ситуации, уверенности в своих силах, получено не было. У 40% опрошенных по шкале «Спокойствие – Тревога» выявлены средние баллы. Полученные данные свидетельствуют, что психоэмоциональное состояние ранее не рожавших беременных женщин требует более внимательного рассмотрения не только со стороны медицинского персонала женских консультаций, но и подготовки проекта психологического сопровождения, при необходимости – индивидуально ориентированного психологического вмешательства. Кроме того, на основании психодиагностических исследований во время беременности возможен прогноз недостаточной материнской компетентности и развития таких компонентов материнской сферы, как стиль эмоционального сопровождения, субъективизация ребенка, использование своего состояния и ориентация на состояние ребенка, что позволит проводить направленную коррекцию и психотерапию. Все эти заключения серьезно ставят вопрос о значении психолога в процессе медицинского сопровождения беременной женщины, в том числе о своевременной психологической диагностике, психопрофилактике и оказании психологической помощи беременным женщинам. В наше время стало обычным полное физическое и генетическое обследование женщин, ожидающих рождения ребенка. Подобной нормой должно стать и психологическое обследование, включающее в себя отношение к беременности, своему здоровью, будущему ребенку и социальному окружению.

Примечания:

1. Inglehart R. The Silent Revolution in Europe: Intergenerational Change in Post-Industrial Societies // The American Political Science Review. 1971. Vol. 65, No. 4. P. 991–1017.

2. Давыдова М.А. Приверженность молодежи ценностям индивидуализма: характеристики терминальных и инструментальных ценностей // Вестник Адыгейского государственного университета: Сер. Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. 2012. Вып. 4. С. 125–131.

3. Родштейн М.Н., Рулина Т.К. Гендерный конструкционизм в кризисном обществе: трансформация социальных ролей // Грани познания: электронный журнал ВГПУ 2010. № 2 (7). URL:www.grani.vspu.ru

4. Петров В.С., Авакян М.М. Концепция перинатального образования граждан РФ // Перинатальная психология и медицина: сборник материалов конференции. СПб., 2001. С. 17–22.

5. Скрицкая Т.В., Дмитриева Н.В. Особенности психологического реагирования и системы ценностных ориентаций женщин в период беременности. Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2002. 96 с.

6. Филиппова Г.Г. Психология материнства. М.: Изд-во Ин-та Психотерапии, 2002. 240 с.

7. Коваленко-Маджуга Н.П. Перинатальная психология: медико-социальные проблемы. Психопрофилактика и психокоррекция женщины в период беременности. СПб.: Петрополис, 2010. 316 с.

8. Добряков И.В. Перинатальная психология. СПб.: Питер, 2010. 272 с.

9. Олифирович Н.И., Зинкевич-Куземкина Т.А., Велента Т.Ф. Психология семейных кризисов. СПб.: Речь, 2006. 346 с.

10. Биосоциальная природа материнства и раннего детства / А.С. Батуев, О.Н. Безрукова, А.Г. Кощавцев [и др.]; под ред. А.С. Батуева. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2007. 347 с.

11. Жаркин А.Н. Перинатальная психология и акушерство: учеб. пособие. Волгоград: Волгоградская медицинская академия. 2001. 112 с.

12. Малыгина Г.Б. Стресс и беременность: перинатальные аспекты. Екатеринбург: Чароид, 2002. 189 с.

Смотрите также: Психологическое консультирование женщин и пар в ситуации репродуктивного выбора

Ближайшие курсы
16-17 июня |  
Семинар ориентирован на врачей-психотерапевтов, практических психологов, педагогов, специалистов, работающих с детьми и семьей.
© 2004—2018 АНО «Родительский Дом»
© 2004—2018 Научно-методический проект «Перинатальная психология» Psymama.ru
       Psymama.ru
●  О Центре
●  Наши специалисты
●  Консультации
●  Контакты
●  Наши партнеры
Образовательные программы
●  Повышение квалификации
●  Авторские семинары
Запись на курсы
●  По телефону: +7 (495) 772–69–26
●  WhatsApp: +7 (926) 402–71–97
●  Через онлайн-форму
●  По email: info@psymama.ru
●  Организационные вопросы и ответы
 
Политика конфиденциальности