Центр перинатальной психологии и психологии родительства Марины Ланцбург. Курсы. Семинары. Вебинары

«Я чувствую себя рабыней». Случай работы с ПРД из практики М.Е. Ланцбург

Тяжелая форма ПРД требует госпитализации и медикаментозного лечения, но возникает редко. А легкие депрессивные эпизоды наблюдаются у трети родивших женщин. На их течение оказывают существенное влияние отношения в семье. Эмоциональная разобщенность, неготовность оказывать поддержку и решать совместно житейские проблемы негативно отражаются на адаптации женщин в послеродовом периоде.  Опишу случай.

Ирина выглядела удрученной. На первой встрече она заявила: «Я чувствую себя рабыней». Полтора месяца она не спала. Ребенок беспокойный, два раза болел с высокой температурой. О своем материнстве сказала: «Очень-очень тяжелый труд». Муж уходил на работу рано и возвращался уставшим поздно, помощи она не ощущала.

Беременность оказалось неожиданной. В семье уже рос сын 2,5 лет. Ирина полгода как вернулась к работе. Ей показалось, что ее не будут держать на работе. И это вопреки пониманию, что место за ней закреплено.

Первое УЗИ плода выявило отсутствие средцебиения. Еще через неделю сердцебиение прослушивалось. Ирина поспешила назвать дочку Викторией (так она полагала придать девочке силы для того, чтобы выжить).

В первом триместре Ирина часто истерила, кричала на сына. На 11 неделе она поругалась с сыном из-за того, что он не хотел спать. Она пыталась применить дыхательные техники, чтобы успокоиться. Дышала – дышала, и не могла отойти. С тех пор такие вспышки у нее случались периодически.

Она старалась жить обычной жизнью. Но не могла справиться с эмоциями: то плакала, то злилась. Доставалось и мужу. Муж Ирины был скуп на эмоции. Не желая попадать под горячую руку, он всё чаще стал задерживаться на работе. 

Ирину раздражали нечищенные зубы ребенка, его нежелание есть и спать, молчание мужа и даже то, что коллеги ограждали ее от трудных рабочих задач.

Она родила на 37 неделе. Встреча с ребенком ее не обрадовала. Она кормила грудью, но делала это механически. Она просила помощи у мамы. Но мама могла пообещать и не прийти, сославшись на головную боль или занятость. А могла зайти погулять с детьми, но, переступив порог, ахала от беспорядка и приступала к уборке квартиры со словами: «А ты, Ирочка, погуляй, отдохни, я быстро управлюсь». Так что с мечтой прилечь на часок приходилось расстаться.

Выслушав клиентку, я поняла, что ее послеродовая депрессия была продолжением дородовой. Не рассчитывая на эмоциональную и оценочную поддержку, не отдыхая, Ирина словно робот выполняла материнские обязанности изо дня в день. А жизнь из неё как будто утекала.  Я попросила заполнить Эдинбургскую шкалу ПРД, ее оценка была 8, что говорило о средней вероятности депрессии. Я предупредила Ирину, что мы начнем работать, но если ей не станет лучше, она может обратиться к психоневрологу или клиническому психологу. Я всегда говорю эту фразу, готовя клиентку к визиту к врачу, если не будет наблюдаться динамики в работе со мной.

Я использовала технику релаксации через дыхание и образы, дав клиентке возможность отдохнуть в течение 20 минут. Я предложила Ирине в дальнейшем пользоваться этим приемом для восстановления сил за короткое время. Я настоятельно попросила Ирину подключить к консультации ее мужа. И на следующей встрече я организовала диалог между ними. Ирина услышала слова благодарности от своего молчаливого мужа. Ей даже удалось немного поплакать на его плече, и он погладил ее по голове. Было оговорено, что и когда он делает по дому, давая ей поспать, а один из выходных муж возьмет сына на себя в первой половины дня.

Через какое-то время удалось пригласить на нашу консультацию маму. Я высказала множество комплиментов о ее готовности помогать, о том, с какими хорошими материнскими качествами она вырастила дочку. И я спросила, как мама себя чувствовала после рождения детей. Оказалось, что и у мамы имели место признаки ПРД. Я попросила ее описать свое состояние и трудности. Она встретила начало своего материнства в семейном общежитии. После рождения Ирины у нее случился мастит, затем муж был вынужден уехать на три месяца в дальнюю командировку. Я оказала психологическую поддержку маме, отдала дань ее выносливости. И мне показалось, что они с дочкой услышали друг друга, во всяком случае мама теперь стала приходить чаще и прислушиваться к пожеланиям дочки.

На двух последующих встречах Ирина делилась со мной своими эмоциями, позволяла себе поныть и расслабиться. А через 3,5 месяца после рождения Ирина почувствовала ребенка своим. Теперь при разговоре о девочке, на ее лице появлялась улыбка. Мамские будни не превратились в праздник, воспитывать двух малышей непросто, но постоянное раздражение, неудовлетворенность и плаксивость остались в прошлом.

Курс по послеродовой депрессии

Курс повышения квалификации по перинатальной психологии и психологии родительства - база для специалистов

Расписание Центра

 

.

 

Другие статьи
Понравилось? Поделитесь с друзьями!
Ближайшие курсы
с 19 октября - 25 января по субботам в 14.00 (мск)
ОТ 18800 руб
50000 руб
-62%
Тренинг Работа с внутренним ребенком (новый набор)
Информация формируется
онлайн-тренинг
с 7 октября-19 декабря по пон и чт в 19.00 (мск)
ОТ 75000 руб
110000 руб
Онлайн-курс "Основы перинатальной психологии и психологии родительства"
онлайн-курс
с 1 октября- 1 июля
ОТ 19800 руб
35000 руб
-43%
Материнство - точка роста
терапевтический интенсив для матерей
23,26,30 сентября, 3 октября в 20.00 (мск)
ОТ 9800 руб
16800 руб
-42%
Психологическая помощь при ЭКО
дистанционный курс